Не родись красивой...

 «Не родись красивой…»

 

Интервью протоиерея Андрея Ткачева,
клирика храма  преподобного  Агапита Печерского, г.Киев.

- Почему Господь создал  одних людей некрасивыми, а других  наделил привлекательной внешностью?

- Красота может быть лестницей к Небу, так как райская жизнь  - это неописуемая красота. Но поскольку мы не умеем правильно  пользоваться Божьими подарками, Господь дозировано и премудро  распределяет их среди человеческого рода. Богу угодно, чтобы мир был пестрым и разнообразным, как большой букет, состоящий  из разных цветов, полевых и оранжерейных. У каждого человека есть свой талант, свои особенности. Красоту можно рассматривать как один из них. Человек, не отличающийся модельной внешностью, наверняка в виде  «компенсации»  получил от Бога  неизмеримо  более ценные качества, поэтому  не надо ни унывать, ни завидовать. Стоит поискать в себе то, чем Господь одарил нас с избытком. Вне сомнения, что это  более важно для жизни, нежели смазливая мордашка.

Для православного христианина проблема внешней  привлекательности  не  столь болезненна, как для человека нецерковного. Но вряд ли найдется мужчина,  а тем более женщина, совершенно равнодушные к своей  - да и к чужой – внешности.

Поскольку встречают по одежке, то и православный человек не исключен из числа людей, для которых проблема внешности болезненна. Поэтому не нужно думать, что вера бетонной стеной отгораживает  человека от всей мирской проблематики. Верующий человек может, как  и любой другой, стыдиться торчащих ушей или веснушек, непослушной челки или картавости. Людей, безразличных к своей  и чужой внешности, нет или почти нет. Человеку свойственно стремиться к красоте. Красота входит в вечную тройку вместе  с добром и истиной. Поэтому люди реагируют на красоту как на влекущую к себе тайну и мимо красоты  безразлично пройти не могут.

Так как же нужно христианину относиться к  собственной внешности? Как вести себя красивому человеку, чтобы не быть людям в  соблазн  и  правильно пользоваться Божиим даром?  Как не унывать и не отчаиваться человеку, не получившему от Бога  красивой внешности?

Красавцам и красавицам хочется сказать:  вы вблизи огня. Степень вашего воздействия  на мир может быть почти колдовской. Самым главным противовесом  вашей внешности  должен быть страх Божий. «Соблазнившему одного из малых сих» Господь  угрожает таким наказанием, по сравнению с которым  потопление в море с камнем на шее  является милостью (см.: Мф. 18, 6). И внутренний ресурс  для правильного распоряжения  своей внешностью у красивых людей есть,  иначе Господь не дал бы им  привлекательную внешность. Счастье женщины – не много мужчин, а один. То же касается и мужчины. К вам, красавцам  и  красавицам,  в свой черед придут болезни, ваше чело избороздят морщины, ослабеют руки и поблекнет сияние глаз. Так что гордиться вам особенно нечем. Даже более того – приход старости  или  просто увядание красоты  вами будет переживаться  особо болезненно, даже панически. По сути, придется отстрадать  за все годы бездумного порхания  по жизни в лучах  чужих восторгов вами. Закончим, сославшись на  Премудрого  Соломона: «Миловидность обманчива  и красота суетна, но жена, боящаяся Бога, достойна похвалы» (Притч. 31, 30).

Вы же, милые и добрые, несомненно по-своему красивые – пусть не сногсшибательно, - вытрите слезки и улыбнитесь. Только в том случае, если вы не мыслите своей жизни вне экрана и подиума, можно расстраиваться  из-за отсутствия таких ресниц, как у Греты Гарбо. Если же вы хотите прожить жизнь  тихо и счастливо, то  у вас это получится лучше, чем у тех, на кого  оборачиваются на улице. Это тривиально, но факт: человек с глубокой душой и добрым сердцем, человек, в котором есть тайна, не нуждается в пропорциях: 90-60-90. Стоит только выйти из тинейджерского возраста, поскольку проблема внешности особенно остра  в отрочестве и юности. Потом Господь через обстоятельства жизни все расставит на свои места, и свою  роль  начнут играть  гораздо более важные и  нужные  качества, нежели пышность волос и гладкость кожи. Я даже боюсь, что красивый человек  может всю жизнь не выйти из положения арабского скакуна или античной вазы. То есть  вокруг него всю жизнь будут ходить, цокая языком, прицениваясь и облизываясь, так ни разу  и не отнесясь к нему как к живой душе, а не просто красивому телу.

- Красота – категория объективная или субъективная?

- Субъективная. Вернее, каждая эпоха  имеет свои представления о красоте. Во времена Марлен Дитрих и Любови Орловой  ценились женщины статные, сбитые, пышущие здоровьем. Тогда трудно было поверить, что лет  через пятьдесят  в моду войдет образ  эдакой  костлявой соплячки с бесцветными глазами, широко шагающей от бедра, смотрящей вперед немигающими глазами. До сегодняшнего дня многие народы, к примеру Африки, имеют свои критерии красоты, выпадающие  из наших понятий об эстетике.

- Но ведь существует просто самодостаточная,  всем очевидная природная красота, вне конкретной культуры.

- Можно смело сказать, что как  совершенное творение Бога, человек даже после грехопадения почти божественно красив. Это прозрели греки, и потому их искусство сохранило актуальность до сегодняшнего дня. На красоту человека мы смотрим не так, как смотрим на красоту природы, ибо  кроме природы человек  всегда еще  и носитель конкретной культуры. Его одежда, украшения, орудия труда, даже выражение лица всегда говорят  о климате, в котором он живет, о народе, в котором он родился, и еще о бесконечной массе вещей. То есть человек всегда  «задрапирован». Греки же раздели его, лишили  всех наслоений и оберток и пытались дать его в идеальном виде, то есть не эллина, не иудея, не перса, не раба, не свободного, а просто человека. Таковы Дискобол и Копьеносец. Эти люди пропорциональны, ладны, красивы. Такое изображение человека есть  неосознанное и косвенное  прославление Творца как Великого Художника. «Вспомни, что  Ты как глину обделывал меня… Не Ты ли вылил меня как молоко, и как творог, сгустил меня, кожею и плотью  одел меня, костями и жилами  скрепил меня, жизнь и милость  даровал мне, и попечение Твое хранило дух мой?» (Иов. 10, 10-12).

Красота в таком понимании предстает перед нашим взором  как подарок Божий, как отображение Божественной красоты. И нужно всю жизнь учиться смотреть  на красивого человека как на искусное изделие  Великого Бога. Рассказывают об одном епископе, его звали Нонн Илиопольский. Увидев ослепительно красивую блудницу,  идущую  в сопровождении толпы нарядных юношей, Нонн умилился и заплакал. Он подумал: «Эта женщина  так наряжает себя и умащает ради смертных любовников. Я же не стремлюсь  украсить свою душу  для Бессмертного Жениха». Там, где другие распалялись и уязвлялись похотью, святой человек  думал о совершенно других предметах. Он спасался, глядя на то, что для других было поводом к погибели.

- Есть качество, называемое обаянием. Каждый из нас встречал людей, которые обладают  какой-то  «изюминкой», привлекают окружающих, в том числе и лиц противоположного пола.

- Смысл слова обаяние  близок к слову волшебство или даже колдовство. То есть  обаяние – это  совершенно иррациональное, не поддающееся  логическому разбору  влияние одного человека  на другого. Хотя  оно действует через взгляд, голос, прикосновение, т.е. посредством тела, все же похоже на то, что обаяние – действие души на душу, явление таинственное. Все мы  встречали таких людей, некоторые, может, в таких людей влюблялись помимо доводов логики, эстетики и здравого смысла. То есть  это еще одно утешение для тех, кто, глядя в зеркало, чаще скорбит, чем радуется.

- Допустимы ли пластические операции?

- Если человек уродлив от рождения или  изуродован в результате несчастного случая, то облегчить ему жизнь в обществе  при помощи современной медицины – дело благое и похвальное. Пластическая хирургия становится мерзостью, когда обслуживает интересы богатых  и самовлюбленных сластолюбцев , не желающих стареть. Эти люди, желая вечно жить  и вечно наслаждаться, не имея при этом веры в будущую жизнь, стремятся  создать для себя на земле рукотворный рай. Это, на мой взгляд, достойно порицания.

- Мы говорили  в основном о красоте  в ее внешних, даже житейских проявлениях. И почти не коснулись красоты как философской категории, как отдельной темы  в литературных произведениях.

- Классики нашей литературы, Гоголь и Достоевский, много размышляли над феноменом  красоты и многие мысли  оставили нам в наследие. Для Гоголя красота была двусмысленна и пугающа. Он как бы боялся, что за маской  ослепительной красоты  прячется другое лицо, может быть даже лицо хохочущего демона. В «Невском проспекте» Николай Васильевич  описывает жуткий контраст  между божественной красотой  незнакомки и  глубиной ее падения. Герой не может понять, как такой бриллиант  может жить в вертепе разврата и при этом даже не мучиться совестью (героиня пуста и беззаботна). Много на эту тему писал и Достоевский. Для него красивое лицо было знаком тайны или даже призвания человека  к чему-то высшему. Тема эта не раз поднималась  на страницах великих произведений, что подтверждает: тема красоты  - тема животрепещущая.

С  небольшими сокращ. – из книги: Протоиерей Андрей Ткачев.
Мы вечны! Даже если этого не хотим.
Симферополь, 2009.