Память святителя Агафангела (Преображенского)

ИЗ ЖИЗНИ СВЯТИТЕЛЯ АГАФАНГЕЛА (ПРЕОБРАЖЕНСКОГО)

Митрополит Ярославский и Ростовский Агафангел (Преображенский) возглавляет собор Ярославских новомучеников и исповедников. Его роль в преодолении раскола в Русской церкви, борьбе с обновленческой ересью и соблазном подчинения Церкви атеистической власти ставят его имя в один ряд с великим печальником земли Русской – cвятым Патриархом Тихоном(Белавиным).

Святитель Агафангел (в миру Александр Лаврентьевич Преображенский) родился 27.09.1854 г. в селе Мочилы Тульской губернии в семье приходского сельского священника. Получив первоначальное воспитание и образование под руководством своих благочестивых родителей, в 1867 г. он поступил в Веневское Духовное Училище затем – в Тульскую Духовную Семинарию, а в 1881г. успешно окончил Московскую Духовную Академию с присвоением степени кандидата богословия. В августе того же года Александр Преображенский был назначен на должность преподавателя латинского языка в Ранненбургское Духовное Училище Рязанской Епархии.

Предполагая идти по стопам отца и стать со временем приходским священником, пастырем и семьянином, Александр Лаврентьевич в 1882г. вступил в брак. Но вскоре ему суждено было перенести большое горе: он разом потерял и жену, и сына.

И в 1885г., преклоняясь пред неисповедимою Волею Божией, он принял монашество с именем Агафангел («вестник любви») в честь мученика IV века. Вскоре он был посвящен в сан иеродиакона, затем – иеромонаха, а в 1886г. Святейший синод назначил его инспектором Томской Духовной Семинарии с возведением в сан игумена.

Отныне ему предстояло нести нелегкое служение на окраинах России. Владыка получил назначение Святейшего Синода в Тобольскую Епархию в качестве Правящего Архиерея.

Церковно-просветительская деятельность в Сибири, население которой всегда отличалось неповторимым своеобразием духовных традиций, позволила святителю Агафангелу приобрести важный опыт организации епархиальной жизни и имела для него огромное значение. Здесь, на древнейшей Сибирской кафедре, святитель Агафангел сумел проявить в решении духовно-просветительских, церковно-общественных вопросов такие выдающиеся архипастырские качества, которые в скором времени поставили его в ряд наиболее авторитетных и деятельных русских церковных иерархов.

В октябре 1897г. последовал перевод епископа Агафангела с восточных окраин России на западные – в Рижскую и Митавскоую епархию, где он прослужил до 1910г., а затем был переведен в Виленскую и Литовскую епархию.

В общей сложности в Прибалтийских епархиях Владыка Агафангел прослужил 15 лет. За это время по его благословению было открыто 9 новых  приходов, сооружено 30 новых храмов, возведены соборные храмы в Рижском Свято-Троицком и Пюхтицком Успенском монастырях. Удивительная способность святителя Агафангела сочетать в своем архипастырском служении последовательное укрепление и распространение православной веры в Прибалтике с умением строить свои отношения с инославными на началах мира и согласия обусловило огромное уважение к нему со стороны всего прибалтийского населения.

За выдающиеся заслуги в созидании русской церковной жизни владыка Агафангел в 1904г. был возведен в сан архиепископа, а в 1912г. награжден почетным правом ношения бриллиантового креста на клобуке.

22 декабря 1913г. последовал указ Святейшего Синода о назначении архиепископа Агафангела на Ярославскую и Ростовскую кафедру. Одновременно архиепископ Тихон(Белавин) переводился из Ярославской Епархии в Виленскую. Так произошла встреча на стези архипастырского служения двух замечательных святителей РПЦ – будущего Патриарха и будущего Патриаршего местоблюстителя.

5 февраля 1914г. архиепископ Агафангел прибыл на Ярославскую кафедру. Приветствуя встречавшую его паству, владыка призвал благословение Божие на город Ярославль и пожелал ему процветания, пожелал мира всем горожанам, их семьям. Обращаясь к священству, он сказал: «Наше дело – сеять слово Божие, и мы должны подавать пример собственной жизнью. Может спадет роса небесная и принесет добрый плод»(ЯЕВ,1914г.,№7)

Однако начавшаяся летом того же года первая мировая война не позволила ему целиком отдаться мирной архипастырской деятельности и продолжить успешные начинания его предшественника. В грозное время народного бедствия архиепископ Агафангел решил соборно обратиться к заступничеству Божией Материи и начал подготовку празднования 600-летия явления Ее чудотворной Толгской иконы. В то же время по его благословению на епархиальные средства был организован и прекрасно оборудован военный госпиталь на 100 и более раненных.

Особо почитал чудотворную Казанскую икону Божией Матери, ежегодно возглавляя  в дни престольного праздника торжественные богослужения в Ярославском Казанском монастыре. Известно, что в празднование 300летия основания обители  в летнюю Казанскую и всенощную и Литургию так же совершал правящий тогда архиерей — архиепископ Тихон (Белавин). Оба владыки были дружны, вели переписку. Знаменательно, что оба святителя способствовали завершению строительства уникального собора Казанского монастыря на Горушке под г.Даниловым. А в 1918 г., вскоре после подавления в Ярославле белогвардейского восстания, невзирая на трудности и определенный риск,  патриарх Тихон в сослужении митрополита Агафангела при немалом стечении богомольцев открыл и освятил Казанский собор, что впоследствии было осуждено богоборческой властью.   Трагические события 1917г поставили РПЦ перед необходимостью решать свои насущные внутренние проблемы в условиях революционной смуты. Все явственнее проступали антицерковные настроения, и Церкви необходимо было объединить все свои лучшие духовные силы. Для этого Святейшим Синодом было принято решение о скорейшем созыве Поместного Собора.

Святитель Агафангел, включенный Временным Правительством в Состав Святейшего Синода, внес выдающийся вклад в подготовку и проведение Собора, за что был возведен в сан митрополита 28 ноября 1917г.

После захвата власти большевиками наступило время жестоких и коварных гонений богоборческой власти на Православную Церковь. С кровавых событий лета 1918г. Митрополиту Агафангелу вменили в вину участие в организации мятежа и более того, его покровительство возглавившему восстание полковнику Перхурову, что явно было клеветой – задолго до тех  страшных событий владыка находился по неотложным делам в Москве. По прибытии святитель не нашел возможности найти где-либо приют в Ярославле — Спасо-Преображенский монастырь стоял в руинах, уцелевшие помещения оказались непригодными для жилья и святителю ничего не оставалось, как только временно разместиться в Спасо-Яковлевском монастыре г.Ростова.

Владыке Агафангелу уже тогда готовился Промыслом Божиим путь мудрого и мужественного противоборства с карательными органами богоборческого государства, начавшего осуществлять коварный замысел создания в церковной жизни системы настоящего религиозно-политического террора. Новый режим стремился привести к высшей церковной власти группу «обновленцев» — церковнослужителей, готовых стать послушным инструментом в руках большевиков.

26 апреля 1922 года в Москве был открыт грандиозный судебный процесс о сопротивлении изъятию церковных ценностей. 5 мая в качестве свидетеля был привлечен св. Патриарх Тихон. 6 мая началась его жизнь под домашним арестом на Троицком подворье.

Как только Патриарх оказался в заключении, при поддержке советских государственных органов церковную власть приготовились захватить обновленцы. 12 мая в двенадцатом часу ночи в покои Патриарха явились лидеры обновленческого раскола и потребовали от него полного устранения от управления Церковью до созыва Собора и соборного решения. Св. Патриарх Тихон, понимая, что происходящее совершается по плану ГПУ, вручил провокаторам письмо на имя М. И. Калинина о том, что он временно, в связи с привлечением к суду, передает церковную власть митрополиту Ярославскому Агафангелу или митрополиту Петроградскому Вениамину. Затем он написал митрополиту Агафангелу письмо следующего содержания: «Вследствие крайней затруднительности в церковном управлении, возникшей от привлечения меня к гражданскому суду, почитаю полезным для блага Церкви поставить Ваше Высокопреосвященство во главе Церковного управления до созыва Собора. На это имеется разрешение и гражданской власти, а потому благоволите прибыть в Москву без промедления».

Известный обновленческий деятель В. Красницкий тут же поехал в Ярославль, чтобы договориться с митрополитом Агафангелом о поддержке «Живой Церкви» или, в случае его сопротивления, помешать ему войти в управление Церковью. Митрополит Агафангел отказался сотрудничать с живоцерковниками, после чего он был дважды вызываем в ГПУ на допрос, в его покоях произведен обыск и объявлен запрет на выезд из Ярославля.

В этот труднейший и опаснейший момент 18 июня 1922 года митрополит Агафангел выпустил свое послание «К архипастырям, пастырям и всем чадам Русской Православной Церкви», вошедшее в сокровищницу исповеднических актов нашей церковной истории: «Во имя святого послушания и по долгу моей архиерейской присяги я предположил немедленно вступить в отправление возложенного на меня служения Церкви и поспешить в Москву. Но вопреки моей воле, по обстоятельствам, от меня независящим, я лишен и доныне возможности отправиться на место служения. Между тем, как мне официально известно, явились в Москве иные люди и встали у кормила правления Церковью русскою. От кого и какие на то полномочия получили они, мне совершенно неизвестно. А потому я считаю принятую ими на себя власть и деяния их незакономерными. Они объявили о своем намерении пересмотреть догматы и нравоучение нашей православной веры, священные каноны Св. Вселенских Соборов, православные богослужебные уставы, данные великими молитвенниками христианского благочестия, и организовать таким образом новую, именуемую ими «Живую» Церковь.

 Возлюбленные о Господе Преосвященные Архипастыри! Лишенные на время высшего руководства, вы управляйте теперь своими епархиями самостоятельно, сообразуясь с Писанием, свящ. канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге, впредь до восстановления высшей церковной власти окончательно решайте дела, по которым прежде испрашивали разрешения Священного Синода, а в сомнительных случаях обращайтесь к нашему смирению.<…> «Итак, возлюбленные о Христе чада, храните учение, чины и уставы  веры нашей, храните вся преданная нам, держитесь Церкви Божией. Знайте, что уходящие от Святой Церкви оставляют своего Спасителя. Тем же убо, братие, стойте, – говорит Апостол, – и держите предания, имже научитеся, или словом, или посланием нашим (2 Сол. 2: 15)».

В течение нескольких дней послание рассылалось по епархиям.

Своим словом Заместителя Святейшего Патриарха Тихона митрополит Агафангел преградил обновленцам путь присвоения высшей церковной власти. Это препятствие можно было преодолеть, только устранив самого Владыку – арестовав его. И 28 июня старца-митрополита заключили в Спасский монастырь под домашний арест, через три дня после Преображения – в Ярославскую тюрьму, затем – в Московскую. Ярославскому владыке было почти семьдесят лет. 28 ноября ему объявили приговор – ссылку в Нарымский край на три года. Митрополит Агафангел из больницы Таганской тюрьмы написал в Президиум ВЦИК заявление с просьбой о смягчении наказания. Однако, его обращение было оставлено без внимания. В конце декабря 1922г. тяжело больной владыка, вопреки рекомендациям тюремных  врачей, был отправлен в ссылку общим этапом с уголовными преступниками.

Пережив голод и холод, поношения и угрозы со стороны уголовников и конвоиров, пройдя все страшные пересыльные тюрьмы, святитель в конце зимы 1923 года прибыл в Томск в сопровождении монахини Нины(Прохоровой) из Казанского монастыря. Оттуда вместе с 16-летней осиротевшей приемной племянницей Алей, последовавшей за ним в ссылку , был отправлен по этапу за многие сотни километров   в село Колпашево Нарымского края (совр. Томской области), один из центров размещения административно-ссыльных .

Тяжелейшие климатические условия окончательно подорвали слабое здоровье владыки, поставив его на грань между жизнью и смертью. Только благодаря трудоустройству Алевтины на работу секретаря-машинистки,они не умерли от голода.

По истечении срока ссылки в марте 1926 года. святитель Агафангел был переведен в Томскую тюрьму, где произошла его встреча с высокопоставленным сотрудником ГПУ Тучковым.

После кончины св. Патриарха Тихона большевики хотели довести до конца свой хитроумный план раскола РПЦ . И для этого Тучков, сознательно вводя в заблуждение плохо осведомленного святителя Агафангела, предложил ему как можно быстрее вступить в полномочия главы Русской Православной Церкви. Владыка тщательно обдумав предложение выразил согласие ради достижения церковного мира, поскольку не знал, что к тому времени все полномочия от уже третьего Патриашего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского), тоже арестованного, перешли по его благословению к Нижегородскому митрополиту Сергию (Старогородцеву). Таким образом большевики стремились внести раскол среди православных епископов, сохранивших верность почившему св. Патриарху Тихону.

Всей душой стремясь к укреплению каноническо-законной власти РПЦ, претерпевая многоболезненные скорби от недоумения и непонимания со стороны сподвижников, по устранению сложностей в отношениях с митрополитом Сергием, старейший маститый иерарх, митрополит Агафангел  ради мира церковного отказался от Патриаршего Местоблюстительства.

По возвращению в родную Ярославскую епархию в июне 1926 г. власти лишили его прописки в Ярославле, и он вынужден был поселиться в одной из деревень на р.Толге, в простой крестьянской избе.

В это время вновь резко ухудшилось состояние его здоровья. Одновременно последовала волна арестов ведущих архиереев РПЦ, что побудило Владыку превозмочь свои телесные немощи и взять на себя непосредственное управление Ярославской Епархией.

В конце марта 1927г. произошло неожиданное освобождение из заключения митрополита Сергия, заместителя Патриаршего местоблюстителя. Вскоре он образовал в Москве Временный Священный Синод, а затем выпустил декларацию о лояльном отношении Церкви к государству. В результате некоторые представители церковной иерархии подвергли резкой критике  действия митрополита Сергия, и заявили о своем каноническом отделении от него, в том числе и митрополит Агафангел. Святитель пользовался огромным авторитетом во всей Русской Церкви, и его церковная позиция для многих была важна. Митрополит Сергий стремился склонить Владыку на свою сторону. Но, как и прежде, при всей мягкости характера святитель Агафангел не мог изменить тому, в чем видел истину, тем более в вопросах принципиальных, имевших общецерковное значение. В тяжких обстоятельствах, не имевших аналога в церковной истории, святитель совершал величайший церковный подвиг стояния за правду Христову, мучительных исканий непогрешительного пути Церкви.

Тем временем митрополит Сергий совместно с Патриаршим Синодом подготовил указ об отстранении святителя-исповедника от управления Ярославской епархией. Убедившись в том, что Заместитель Местоблюстителя не внемлет адресованным ему протестам, после долгих обсуждений с посланцами из Москвы и размышлений о судьбах Церкви, митрополит Агафангел вновь, ради мира церковного, нашел приемлемый для себя образ воссоединения с митрополитом Сергием. Он объявил о восстановлении административного ему подчинения при сохранении независимости в отношении его предписаний, смущавших религиозную совесть. 10 мая 1928 года совместно с викарными архиереями – епископом Любимским Варлаамом (Ряшенцевым) и епископом Ростовским Евгением (Кобрановым) составлено их последнее послание к митрополиту Сергию, в котором пишет:

«В разъяснение нашей декларации от 6-го февраля с. г. и в дополнение к письмам митрополита Агафангела на имя Вашего Высокопреосвященства находим нужным сказать следующее: 1. Мы до сих пор не прерывали и не прерываем нашего молитвенного общения с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя… 2. Никакого раскола мы не желаем учинять и не учиняем. 3. Никаких новшеств в церковной жизни нашей епархии не вводили и не вводим. 4. Принципиально власть Вашу, как Заместителя, не отрицаем. 5. Распоряжения Заместителя, смущающие нашу и народную религиозную совесть и, по нашему убеждению, нарушающие каноны, в силу создавшихся обстоятельств на месте, исполнять не могли и не можем. 6. Всех обращающихся к нам иноепархиальных епископов, клириков и мирян с просьбой возглавить их и принять в молитвенное и каноническое общение мы не отторгали и не отторгаем от единственного церковного, а внося мир, направляли их непременно к Вашему Высокопреосвященству и Синоду, предварительно, насколько возможно, успокоив их смущенную религиозную совесть.

Да послужат эти наши разъяснения, при помощи Божией, ко благу и миру церковному».

Доведя содержание своего письма до сведения благочинных Ярославской епархии, святитель Агафангел вернул большую часть епархиального духовенства в административное подчинение митрополиту Сергию. Он хотел уберечь, сохранить на глазах разрушавшийся мир церковный. Даже не разделяя позиции, не принимая политики митрополита Сергия, митрополит Агафангел до конца жизни старался послужить делу церковного единения. Это решение было им выстрадано, потребовало такого напряжения духовных сил, что стоило жизни.

Вскоре с ним случилось несколько сильнейших сердечных приступов, во время которых он всегда сначала прибегал к приобщению Святых Таин и только после этого принимал медицинскую помощь. Сердечные приступы участились, и в середине сентября он слёг в постель. 2 октября Владыка принял таинство елеосвящения, а с 9 октября причащался уже только Святой Кровию, так как никакой пищи принимать больше не мог. 14 октября митрополит Агафангел прикровенно предупредил о своей кончине: «У меня на этих днях будет юбилей, нужно приготовиться… будет много священников и посторонних». А на следующий день повторил: «Завтра вечером у нас в квартире будет торжественная всенощная, будет много священников».

16 октября 1928 года ярославский архипастырь скончался. Двенадцать ударов колоколов тридцати городских храмов возвестили о кончине святителя. Погребли митрополита Агафангела лишь на седьмой день в склепе у церковной стены на ярославском Леонтьевском кладбище. Лицо его было, как в первый день после кончины: светло, бело, покойно, а от гроба веяло благоуханием.

В подклете Леонтьевского кладбищенского храма на могиле святителя Агафангела в богоборческие годы тайно собирались его почитатели, слышавшие о нем, нуждавщиеся в помощи: студенты – перед экзаменами, больные – перед операцией, регулярно ставили свечи, расчищали от мусора открытый подклет храма (по ночам он был пристанищем для бездомных), припадали к надгробию и чудесным образом получали помощь. На мраморной плите-надгробии выточены слова: «Здесь покоится великий Святитель Агафангел…Служил святой Церкви 43 года, в святительском сане 39 лет, в Ярославле – 14. Он, как бы видя Невидимого, был тверд (Евр. XI, 27)».

12 ноября 1998 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия II при участии Архиепископа Ярославского и Ростовского Михея (Хархарова) совершилось обретение мощей митрополита Агафангела. Могила находилась в склепе, устроенном в подклете храма на 1,5 метра ниже уровня земли. Примечательно, что грунтовые воды, заполнявшие могилу на глубине  1,1 метра, уничтожили почти полностью гроб, облачение, евангелие и даже панагию, но  они же сохранили в целостности костные останки и укрыли их от предпринимавшихся ранее попыток разорения и поругания. По обретении мощи святителя были с молитвой положены близ алтаря у левой стены Леонтьевской церкви, где Ярославским архиереем была отслужена первая панихида.

В 1999 году владыка Михей обратился к Святейшему Патриарху Алексию II  с прошением о канонизации митрополита Ярославского и Ростовского Агафангела в лике местночтимых святых. Но в 2000 году Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви святитель Агафангел был причислен к лику новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания и возглавил сонм новых святых земли Ярославской.

  3 ноября 2000 года его благоуханные и чудотворные мощи  по благословению Святейшего Патриарха были определены в Казанский женский монастырь г.Ярославля, находящийся в самом центре города.

 В 2009 г. по благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла(Наконечного) для мощей благотворительно была устроена беломраморная рака усердием и на средства Михайлова Сергея Вадимовича, потомка святителя, его внучатой племянницы Алевтины, по-отечески заботливо воспитанной им и сохранившей его переписку, личные вещи и документы, в память о нем, о его любви к Церкви и людям .

Митрополит Агафангел вошел в русскую церковную историю ХХ века как самоотверженно обличавший псевдоцерковное обновленчество, Первосвятитель гонимой Руссой Православной Церкви, веривший в ее способность строить свою внутреннюю жизнь на основах любви и свободы …Он обрел для себя в полной мере свободу и любовь во Христе, утверждавшиеся им в русской церковной жизни на протяжении всей его архипастырской деятельности. До ныне покровитель земли Ярославской, не переставая, молитвенно предстательствует пред престолом Божиим за всех нуждающихся в его помощи, являя многочисленные чудеса.

Источник: Пресс-служба Ярославской епархии