Поездка в Псково-Печерский монастырь.

Какими песнями, какими похвалами,
Всенепорочная, Тебя мы ублажим?
По достоянию хвалить Тебя устами
Недоумеет всяк пред образом Твоим.

  (Из тетради архимандрита Павла (Груздева))

 

 

Эпиграф выбран мной не зря -
Жду снисхождения от вас.
И, вспомнив жизнь монастыря,
Начну, пожалуй, свой рассказ.

 Под Покровом Пресвятой богородицы.

 Давным-давно, во глубине веков и старины глубокой, северо-западные приграничные земли нашей земли Русской покрывала тундра. Климат был суровый и весьма холодный. Но с течением времени климат менялся на более теплый и влажный, что способствовало появлению смешанных  и лиственных лесов и сосновых боров. Наиболее удобные для жизни места стали заселять люди, в основном располагая свои поселения на берегах водоемов,  недостатка которых в этих местах не было. Основным занятием поселенцев была охота на водоплавающую дичь.

Первоначально жителями тех мест были финно-угорские племена и болты, но примерно в VІ веке территория стала заселяться славянскими племенами – кривичами. В X веке по упоминаемой местности пролегал знаменитый торговый путь «из Варяг в Греки». На одном из торговых перекрестков этого пути возник город Псков, упоминание о котором относится к 903 году. (Указываю даты, руководствуясь общепринятым летоисчислением от Рождества Христова). Являлся сей древний град частью древнерусского государства – Киевской Руси. Название городу дала река Псковка, на берегах которой и появилось поселение, ставшее в дальнейшем городом. Находился он в приграничных землях государства, и на прилежащих псковских землях возводились крепости для обороны от воинственных соседей. Одной из таких оборонительных крепостей был Изборск,  защищавший западные границы Пскова и всей Руси. Упоминается Изборск ранее упоминаний о Пскове  - 862 год. Тем не менее, именно Псков являлся главным городом Псковской земли, благодаря быстрому развитию из-за своего географического положения.

Однажды, в XІV веке, охотники из крепости Изборск, охотясь в непроходимых лесах вблизи ручья Каменец, услышали пение дивной красоты, воспринятое ими, как пение небожителей Ангелов. Земли эти находились в псковском владении в силу главенства города. Вернувшись к себе в Изборск под впечатлением услышанного, изборяне  купили  земли у Пскова. Бросив жребий, они распределили купленную землю между собой, разделив её на участки. Участок  с глубоким оврагом, получившим в дальнейшем известность, достался крестьянину Ивану Дементьеву. В один из дней Иван Дементьев  на своем участке рубил лес, и срубленное дерево, падая, увлекло за собой еще несколько деревьев и много земли. Под корнями большого поваленного дерева открылся вход в пещеру с надписью вверху: «Богом заданная пещера». Было это в 1392 году. Кто и когда начертал эту надпись, неизвестно.  Первоначально открывшийся вход в пещеры был небольших размеров, напоминающий нору, и издалека не всякий мог распознать в ней вход. Об этом святом месте Псковской земли, где ныне расположен величественный  Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, мой рассказ.

По преданию,  пещеры служили местом жилья для монахов, бежавших из Киево-Печерской Лавры, из великого Киева, бывшего некогда главным городом древней Руси, спасаясь от многочисленных набегов татар. Киев в 1240 году был разграблен, за этим последовало  разрушение древнего монастыря, что и заставляло монахов переселяться и находить пристанище в других местах матушки Руси. Нашли приют монахи и в густых псковских лесах, в Богом зданных пещерах. История не сохранила имён всех монахов-насельников пещер. Известно только имя преподобного Марка. В предании о преп. Марке говорится, что местные охотники иногда видели его молящимся на склоне холма. Но сведений о его жизни (откуда пришёл, какого рода, когда умер) нет. Интересно  одно, связанное с этим именем, событие. Однажды, будучи игуменом преподобный Корнилий усомнился в святости преп. Марка и приказал вычеркнуть его имя из синодика. Никаких письменных свидетельств на то время, о преп. Марке не было. Внезапно преп. Корнилий ослеп,  у него  отнялись ноги и руки. Братия монастыря принесли его ко гробу преп. Марка, где, покаявшись, Корнилий испросил прощения у святого, после чего встал на ноги, и зрение вернулось к нему. Все сомнения были отброшены и запись в синодике востановлена.

 В XV веке произошли значимые события, послужившие началом возникновения монастыря в этом святом и намоленом месте. Связаны события с переселением сюда священника Иоанна с супругой Марией и двумя сыновьями. Пришли они из московских земель миссионерами в Ливонию, где священник Иоанн стал служить в Георгиевском храме города Юрьева-Ливонского (ныне г. Тарту). Прозван он был здесь Шестником, что означает:  пришелец.  Но из за жестоких гонений со стороны католиков, избегая притеснений и опасаясь за свою семью, он удаляется во Псков, где в скором времени узнает о Богом зданных пещерах и поселяется у престарелого Иоанна Дементьева.  Затем  он строит в горе пещерный храм с песчаными сводами, при непосредственном участии своей верной спутницы матушки Марии.  В 1473 году новый храм освящается в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Событие это было ознаменовано исцелением слепой женщины от иконы Успения. В это благодатное место стали стекаться иноки, и образовалась небольшая обитель, а с течением времени земли, на которых находился монастырь, были подарены Иваном Дементьевым монастырю в собственность. Год освящения Успенского храма считается и годом основания Псково-Печерского монастыря. Также 1473 год является годом возникновения города Печоры. Наши предки называли пещеры «печорами», отсюда и произошло название города и монастыря. В 1782 году Печорам дан был статус города и утвержден герб с изображением пещер.

При завершении строительства церкви супруга о. Иоанна заболела и, приняв монашеский постриг с именем Васса, отошла ко Господу. Погребли её в Богом зданных пещерах. Спустя короткое время после кончины супруги, о. Иоанн принял также монашеский постриг с именем Иона. Оба  супруга  причислены к лику Псково-Печерских святых. Мощи преподобного Ионы покоятся в Богом зданных пещерах с левой стороны от входа, а с правой - мощи преподобной Вассы, источающие дивное  благоухание, чему я был свидетелем, милостью Божией находясь в этом святом месте  с группой паломников  нашего Свято-Тихоновского прихода.

Желание побывать в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре у меня появилось задолго до моей поездки.  Связано оно было непосредственно с именем архимандрита Иоанна (Крестьянкина).  Я лично знаком с о. Иоанном при его земной жизни не был,  но, слушая его проповеди в записях и читая его письма «чадцам Божиим»,  находил ответы и советы на многое и многое из того, что меня волновало или вызывало недоумение, тем самым получая утешение и, в некотором смысле, наставления в однажды выбранном пути. И у меня  мало по малу возрастало  непреодолимое  желание побывать у него. И вот, по неизреченной Божией милости сподобился я приехать в Псково-Печерский монастырь и посетить место, давшее покой о. Иоанну, гроб которого находится в тех же, упомянутых мною, Богом зданных пещерах.

Ездили мы в обитель небольшой группой из 12-ти человек, по дороге заезжали  поклониться святыням и помолиться  в Варлаамо-Хутынский Спасо-Преображенский монастырь, основанный преподобным Варлаамом Хутынским. Подвизался он в месте, которое в народе называлось «хутынь», т.е. худое место и которое считалось жилищем всякой бесовской нечисти, т.к. было местом нахождения некогда  языческого капища. Не только  жить никто здесь не хотел, но все обходили стороной это место, никогда сюда не заходили. Но преподобный Варлаам избрал это место для молитвы, чтобы не исходил отсюда никакой вред народу. В дальнейшем  он основал здесь мужской монастырь, который был закрыт  властью в 1932 году и вновь открылся в 1994 году,  уже как женская обитель с удивительно добрыми и радушными сестрами. Невыразимо благодатная и чудная обитель, украшенная великолепными цветами,  хранящая святые мощи своего основателя.  Но это уже другая история, заслуживающая отдельного рассказа.

             Вернемся к повествованию о Святой Печорской земле. С незапамятных времён Богом зданные пещеры были местом погребения, в них  нашли упокоение многие святые. Но не только монашествующие погребены здесь, также и простые люди, в основном это защитники монастыря, погибшие во время войн, а также люди, принимавшие участие в восстановлении обители. Внутри пещер ходить одним, без сопровождения монашествующих, не разрешается; находиться можно небольшой группой, чтобы не нарушать установившегося здесь микроклимата. Заботу о нашей группе взял на себя один из монахов (к сожалению, запамятовал его имя), он сопровожал нас по улицам пещер и рассказывал о нашедших покой под песчаными сводами Богом зданных пещер. В жизни случайностей не бывает, всё совершается Промыслом Божиим, часто нами не понимаемым. Думаю, что и миряне нашли последний приют в пещерах неслучайно. История не сохранила нам всех имён, мало того, точное количество захоронений неизвестно.

Число колеблется около 12-ти тысяч, да и вряд ли, кто их считал. Спокойный и приятный слуху голос монаха, рассказывающего о почивших здесь, как- то притягательно располагал к себе, вызывал доверие. Исходящая от инока доброта вливалась в  моё сердце,  я с удовольствием слушал его. Когда общаешься с людьми с ожесточённым жизнью сердцем, то заражаешься, как гриппом, необъяснимой раздражительностью, и собственный червяк гневливый порой начинает просыпаться. Но в данном случае происходило всё с точностью до наоборот.  Образ монаха пробуждает в сердце тёплые воспоминания. Описания посещения Богом зданных пещер будет неполное, если не упомяну о пребывании у гроба архимандрита Иоанна (Крестьянкина),  являвшегося первоначальной причиной моей поездки. Помолившись у гроба отца Иоанна, я поставил свечку и  был помазан маслом от горящей здесь лампады, и это было для меня большой тайной радостью, как от встречи с самим старцем. Из пещер я вышел, весь сияя.

            Бывали времена, когда в пещеры приходили грабители и, ища сокровища, разоряли гробницы, да и монастырь много раз подвергался разорению, после чего многократно восстанавливался.

Расцвет обители приходится на XVІ век, в котором она была обновлена, а также упорядочена внутренняя жизнь монастыря по образцу Киево-Печерской Лавры. И по сей день сохраняется здесь строгий общежительный устав. Одно время игумены других монастырей направлялись в Псково-Печерскую обитель настоятелями в знак повышения.  Наибольший расцвет Псково-Печерский монастырь достиг при игумене Корнилии, удостоившемся мученического венца, будучи безвинно убиенным царём Иоанном Грозным, который в припадке гнева собственноручно отсёк игумену голову. Преподобный Корнилий собрал богатейшую библиотеку, писал иконы, создал в монастыре иконописную мастерскую, среди многочисленных дел, повлиявших на рост монастыря, построил вокруг него каменную ограду, с возведением которой монастырь стал крепостью,  иногда  выполнял и оборонительную функцию.

Он и по сей день, Псково-Печерский монастырь, является крепостью – духовной крепостью, сохраняющей свою историческую самобытность и Православное предание, указывая людям духовные ориентиры в наше непростое время. За крепостными стенами, как и встарь, живут монахи-воины, ведущие невидимую брань и возносящие к Богу и Пречистой Божией Матери молитвы за нашу многострадальную Русь. Имел я честь  услышать молитвенную песнь братии монастыря, завершающую Литургию, у иконы Успения Пресвятой Богородицы: «Радуйся Радосте наша, покрый нас от всякого зла  Честным Твоим Омофором!»   Это было настолько величественно, что мне монахи показались высокой  и могучей нерушимой стеной, за которой можно укрыться.

Заботится Пречистая Дева Мария  об устроенной в Её честь Святой обители, видимым образом показывая свою заботу в  чудесах, происходящих от Её икон, берущих начало от самого основания и освящения первой Успенской Церкви и продолжающихся по сию пору. Благодаря чему монастырь приобрел широкую известность среди народа. Можно сказать, что Святая сия обитель с самого основания взята под Покров и попечение Пресвятой Богородицы. И вся  история Псково-Печерского монастыря, и  факты, рассказывающие о происходивших упадках, разорениях, недавних гонениях уже в советское время, и всё же устоявшем и не закрывавшемся монастыре, свидетельствуют об этом.

            Взору посетителей обители  открывается неописуемо величественный  ансамбль храмов, весьма и весьма гармоничный, объединённый в один монастырь, впечатляющий своей глубокой стариной и благодатной мирной тишиной. Тишина эта,  разливаясь, присутствует и  за пределами монастыря. Некоторые жители города Печоры помимо тишины ещё и заработок имеют от такого великолепного соседства, любезно предлагая паломникам места в гостиницах, обустроенных ими из своих частных домов. В одной из таких гостиниц мы отдыхали, утомленные, но счастливые. И мне нравилось вечерами сидеть на лавочке у дома, наслаждаться тишиной и чувством близости Печорских святынь, позабыв о суете мира. В одной из паломнических поездок я имел знакомство с директором Музея леса из Москвы, а  до этого я и не предполагал о существовании такого музея.

Так вот, он, находясь не первый уже раз паломником в посещаемых вместе со мною местах, всегда отключал свой сотовый телефон, не общаясь даже с родственниками, тем самым на время поездки отрешался от суетности, присущей мирской жизни. Тогда я этому дивился, сейчас меня такое поведение привлекает. Ведь оставшись  в относительном одиночестве, получаешь редкую возможность подумать о себе, о своем жизненном пути и углубиться в своё сердце. Такую возможность  трудно обрести среди домашних и общественных дел, не говоря уже о в высшей степени благодатном приобщении к посещаемым святыням.

 Псково-Печерский монастырь в годы гонений XX века, заступничеством Пресвятой Богородицы, закрыт не был и  тем самым дал приют  старцам из других монастырей нашей страны, в частности, из Валаамского. И по ныне здесь сохраняется старчество. Обитель, богатую  высокодуховными,  богоизбранными   насельниками-старцами, окормляющими не только здешнюю братию, но и многочисленных паломников,  приезжающих получить духовный, а иногда и судьбоносный совет, посещают высокопоставленные лица во все времена.  Верующие сердца непременно находят здесь утешение. Некоторые  из насельников Псково-Печерского монастыря  канонизированы Русской Православной Церковью. 

            В заключение хотелось бы сказать о неоценимой пользе паломничества во святую сию, хранимую Богородицею, обитель.  Я тоже в жизни своей ожидаю благосклонности Пречистой Божией Матери и помощи от Неё, надеюсь и уповаю на Её милость.  И однажды,  услышав в трубке телефона приглашение к поездке в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, я подумал:  вот она, моя, нечаянная радость! Слава Богу за все! Благодарю организаторов и участников поездки и тех, кто, насыщая, подкреплял нас земными радостями, скрывающими большой труд. Храни Вас Бог! 

             Пресвятая Богородица спаси нас!

 Михаил Телешов, приход Свято-Тихоновского храма, г.Ярославль, 2011 г.