Преподобный Сергий Радонежский: жизнь по образу Пресвятой Троицы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
 
Прп. Сергий Радонежский. Шитая икона (фрагмент). XVв.Дорогие братья и сестры! Настал великий день, великий день в жизни не только каждого из нас, собравшихся здесь под сводами святого храма, не только верующих, но и в жизни всего человечества. Торжество, к которому мы все так тщательно и долго готовились, праздник, который отмечают люди как церковные, так и светские, событие, ставшее центральным в новостных лентах и сплотившее и стар и млад, проживается каждым уже сейчас, но по-своему. Святой Сергий, Преподобный, Игумен Радонежский, игумен Земли Русской, собиратель Земли Русской, печальник Земли Русской… Какими еще словами можно именовать того, кто стал эталоном святости, духовным наставником Русского народа? Сегодняшний день объединил в сердцах христиан и память обре́тения честных мощей дивного угодника Божия и его славное рождество.
 
Обратим свои взоры в далекий и одновременно близкий нам XIV в. Внешнее порабощение и внутренний упадок, глубокое уныние и духовный распад – так можно охарактеризовать те времена. Именно в период потери веры в добро, при разъединении людей и озлобленности выходит на подвиг преподобный инок для соединения человеческих сердец, собирания душ, умиротворения и воцерковления, «да будут вси едино, по образу Божию, по образу Пресвятой Троицы».
 
Еще задолго до основания обители во имя Пресвятой Троицы смиренный и кроткий отрок начинает строительство самого себя: строгий пост и молитва в юности, отшельничество в лесной глуши – в более зрелом возрасте. Прежде чем стать духовным собирателем Руси, он в своем сердце созидает соборность, побеждает себялюбие, «отвергаясь себя» (ср. Мф. 16:24) по любви к другому, начинает жить не в себе и не для себя, но в другом и для другого. И в этом мы видим воплощение слов апостола Павла: «уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20).
 
Что же сделало преподобного Сергия почитателем Святой Троицы, и как его сердце стало обителью Святого Духа? Секрета здесь нет – это бедность и, одновременно, богатство молитвенника. Его бедность была заключена в ризу истинного нестяжания, отвержения всего наносного и удаления от суеты мира, а богатство – в покров из нищеты духовной, смирения безграничного и любви не избирательной. Духовный же опыт ведет такого человека через смирение к смиренномудрию – особой высшей мудрости смирения. А здесь уже недалеко и до видения Триединого Бога, в Котором каждая Ипостась – Отец, Сын, Святой Дух – существует «Одна в Другой» и являет предвечное смирение.
 
Каждодневный непрестанный труд удобрял благодатную почву души Преподобного. Строительство келий братиям, колка дров, молотьба в ручных жерновах, печение хлебов, варение пищи, кроение и пошив одежды и обуви, ношение воды к каждой келье, омовение и приготовление к погребению почивших – все служило возгоранию и усилению духовного света святого.
 
Оставаясь в тени, старясь всегда все делать незаметно, занимая второе место, он в действительности был на первом. Подражая кроткому и смиренному сердцем Христу, подвижник управлял братией только посредством своего примера и в полном согласии со словами Спасителя: «Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк. 9:35). Когда же он ощущал нападения врага рода человеческого, то усиливал свой пост и молитву. А братия благоговейно взирала на своего авву и горела желанием во всем подражать ему.
 
Пришедшему в первый раз в общину святого Сергия трудно было различить, кто из насельников старший. Каждый старался смирять себя перед смиреннейшим. Все считали друг друга истинными братьями и стремились на деле являть образ Любви Пресвятой Троицы, раскрываемый через своего игумена.
 
Освященное Святым Духом его мудрое слово дорого ценилось современниками: и простым людом, и князьями, и святителями Земли Русской. Отец Павел Флоренский называет Преподобного «особым нашего Российского царствия хранителем и помощником», повторяя слова императора Петра I, «особым покровителем… и вождем русского народа,.. Ангелом Хранителем России»; святой же Епифаний Премудрый, составитель жития «Сергия Чудотворца», сравнивает его с древними пророками.
 
Угодник Божий, неся в себе образ Любви Господней, идя путем истинного братского служения, менял самосознание целого народа. «Пятьдесят лет делал он свое тихое дело … в Радонежской пустыне; целые полвека приходившие к нему люди вместе с водой из его источника черпали в его пустыне утешение и ободрение и, воротясь в свой круг, по каплям делились им с другими». Постепенно, через изменение сознания и мировоззрения отдельных людей (и простых, и облеченных властью) меняется самосознание большого сообщества людей, которые со временем начинают осознавать себя единым народом, живущим в единой стране под управлением единого Московского князя.
Одна из древних записей о кончине духоносного старца поставляет его на ступень начальника и учителя всем монастырям Руси. И это тоже не случайно: около четверти русских монастырей основали его прямые ученики.
Мы с вами, дорогие братья и сестры, являемся прямыми продолжателями той духовной традиции, которую заложил Богоносный отец наш Сергий. Как преподобный Андрей Рублев воплотил в иконе Святой Троицы Небесный Первообраз, видя Его земное отображение в святом Сергии, так и нам надлежит быть достойными сынами и дочерьми своего Небесного Отца, взирая на родоначальника Земли Русской и с молитвой подражая ему. Будем же к этому все вместе усердно стремится, и Господь не презрит этого нашего горячего желания.
Аминь.
 
Проповедь студента Московской Духовной Академии чтеца Павла Смирнова, произнесенная в Покровском Академическом храме на Божественной литургии 18 июля 2014 года.