Слово об Иверской иконе Божией Матери

Священномученик Григорий (Лебедев)

Иверская икона Божией МатериЗнаете ли вы, братия мои, что одним из очень больших бедствий нашей жизни является отсутствие в ней сторожбы, охраны? Вы сознаете, каким несчастьем для нас является беспечная жизнь «нараспашку», «на авось», «как обернется, так и хорошо»?

Вы понимаете, конечно, что я говорю о жизни в целом, а не об её материальной, имущественной стороне. В этой жизни, имущественной, люди куда как осмотрительны, догадливы, осторожны и заботливы. Они без конца изнуряются, чтобы обеспечить сохранность своих вещей. Тут всякие замки и запоры, и постоянный свет, и тревожная сигнализация, и бдительная охрана, и постоянство контроля, и, главное, неустанная забота, чтобы все предусмотреть, все охранить, все обеспечить.

Нет, не об этой жизни я говорю — здесь порядок, а об охране жизни в целом. Тут картина будет другая и противоположная. Как только вы отойдете от запертых ящиков и сундуков, взгляните на то, что больше и значительнее их. Как только подойдете к поведению человека в целом и от надоедливого оберегания вещей обратитесь к богатству, от которого зависит все счастье жизни, так ужаснетесь человеческому неразумию: все без призора, свалено в кучи хаоса и все настежь.

Это не преувеличение. Вглядитесь в жизнь сами!

Центр, определяющий нашу жизнь, — это душа. Скажите все по совести: этот ценнейший центральный аппарат, регулирующий жизнь, в заботе, в охране? В величайшей бережливости, как бы его не испортить, как бы ему не повредить? Ведь его порча сейчас же отразится на жизни. Да ничуть не бывало! О чем меньше всего заботы, так об этом драгоценном, но невидимом аппарате жизни. Забота о нем, как о прошлогоднем снеге…

Не оправдывайтесь тем, что душа ничем не напоминает о себе и поэтому легко и простительно иной раз и забыть о ней. Да, душа не напоминает о себе, но в этом виноваты мы сами, и только мы. Не вы ли прогнали напоминателя, чтобы он не беспокоил вас? В винограднике ваших душ была сторожевая башня и был сторож, который обращался к вам. Об этом позаботился Отец Небесный: Он насадил виноградник, и обнес оградою… и построил башню (Мк. 12:1). Башня со сторожем — это совесть. Слушают люди её? Не повалена ли башня? Не рассчитан ли сторож?

Нет охраны, нет сторожбы! Упала и разорена ограда! Открыт, оголен со всех сторон сад души. Приходи, кто хочет, распоряжайся, хозяйничай.

Вот картина обнажения жизни: двери открыты, сторожа нет. Ветер случайных влияний свободно гуляет по саду души и выносит из него последние ценности. Что может крепнуть на сквозняке? А душа живет на таком сквозняке… Она стала как улица, как площадь, как проходной двор. И не то чтобы в ней уже не осталось ничего дорогого. Нет, там, может быть, и есть ещё жемчуга, но почему рано или поздно ветру не вынести и их? Когда в мешке есть хотя бы одна малая дыра, из него все растеряешь. Как же хотите вы удержать ценности души, когда она раскрыта отовсюду!

К настежь открытой душе не то чтобы осторожно подползает «прилог», как святые подвижники называют начальный возбудитель смятения души, а свободно врываются в нее бешеные страсти, эти болезни души, и делают все, что хотят. Душа вместо хозяина жизни стала рабыней жизни. И все потому, что нет охраны, нет сторожа — одна беспечность жизни.

Я знаю, что многие не согласятся со сказанным и будут лепетать: «Как же так, как же так… Мы руководим, у нас есть разум, мы изучаем, мы направляем жизнь. Мы не беспечны». Жалостное прикрытие нищеты! Лучше знать неприятную правду, чтобы скорее отойти от пустоты, чем убаюкивать себя фальшивыми словами.

Да, мы умничаем и копошимся в хороших теориях и громоздимсячто-то устроить по своему вкусу и росту, а в это время чувства и воля человека упорно бредут своей дорогой и бессмысленно кидают человека из стороны в сторону по своему капризу. Человеческого умничанья хватает только лишь на круженье в пустоте. Душа же по-прежнему не защищена, и сторожа нет, так как силы её в разброде. Душа стала кораблем, с которого ушел капитан и на котором поломан управляющий руль. И она стала хозяйством, которое бросил руководитель.

Каков же выход? Конечно, поднять башню. Восстановить ограду. Но это — долгое, мучительное дело, нужен упорный труд, мало того — нужен подвиг. И нужна великая терпеливость, на месяцы, на годы. Терпеливость на долгие годы скучных, тяжелейших усилий борьбы над собой. А помощь нужна сейчас, немедленно!

Возьмите охрану со стороны; возьмите в помощь Ту, Которая от века предызбрана служить людской охране и людскому спасению. Ту, Которая через тайну Воплощения уже начала Свое служение. Ту, Кому при Кресте поручены все ученики Христа, как дети поручаются их матери, — Пречистую Богородицу.

Можно ли забыть о Ней? Забыть о Ней, когда в служении людскому спасению Она, «в молитвах неусыпающая», «день и ночь молится о нас», простирая к Сыну носившие Его руки! Можно ли забыть о Ней? Особенно нам, имеющим своей святыней Иверский образ Пречистой Богородицы, который мы чтим, с любовью поклоняясь и целуя. По этому образу Пречистая именуется и чтится как Вратарница, как неусыпный страж, как охраняющая входы. Первообраз этой святой иконы был водружен у врат обители, посвященной Богородице, и Пречистая называлась Вратарницей, буквально — Привратницей почитающих Её и стерегомых Ею.

Как же нам забыть об этом? Приняв святыню, чтимую ныне, святыню — дивную копию первообраза, полученную с его родины — Афона, поставили её на стогнах своего града. Как же нам забыть то, что неусыпный страж уже есть? Он призван, он на посту. Его и зовите. Пусть хранимы будут не только стогны града, пусть молитва Пречистой охранит ваши дома и ваши семьи.

Приблизьте же к себе Богородицу, Которая для того и пришла к вам! Не только к домам и семьям, к своим душам и жизням приблизьте Её. Пусть охранит их от всякого зла, в котором запуталась и гибнет душа.

Вот надежный сторож и незаменимый покров, вот тихое убежище от бурь греха и поддержка уставших, обездоленных, израненных грехами, больных, боримых: это молитва Пречистой. Молитва Богородицы — как ласка Матери всего мира.

Отдайтесь Ей, и отдайтесь всем порывом, потому что душа обнажена, её сокровища расхищены, и нет у нее своих сил оборониться и подняться. Отдайтесь Ей и в слезах молите Её: «Посети мою немощь и душу мою, разоренную мою душу, помилуй, Благая, помилуй» (из тропаря Иверскому образу).

Так призывайте Её каждый час во всех случаях сторожбы души и жизни. Её помощью поднимайте поверженную башню — совесть, чтобы оберечь душу от врага. Стройте ограждение души на столбах исполнения Христова закона! Стройте ограду, чтобы охранить неповрежденность и чистоту сада от вреда и грязи со стороны!

Когда вы почувствуете, что восстанавливается виноградник вашей опустошенной души, не только не отпустите Ту, Которая помогла вам в самые горькие дни вашей жизни, а в слезах радости, любви, почитания вы прочно, на века, водрузите Её уж не на стогнах, а в самом цветнике своей расцветающей души, потому что в вас загорится вера и желание, чтобы Она, создавшая ваше душевное ограждение, повела бы теперь вас в другую светлейшую ограду, в чертоги Небесного Сына.

Тогда разве вы умолкнете звать Её? Не со всей ли силой любви, желанья, молитвы, стремления польется из вашего сердца сладкая песнь хвалы, которая и ныне звучит в ваших устах: «Радуйся, Вратарнице, врата райские нам отверзающая». Аминь.