Святой русский князь Андрей Боголюбский

Великий государственный деятель.

 В июле нынешнего, 2011 года мы будем отмечать 900-летие со дня рождения святого благоверного князя Андрея Боголюбского. Многие историки полагают, что личность его сегодня незаслуженно забыта, в то время как значение великого князя в нашей истории велико.

Святой благоверный великий князь Андрей Боголюбский родился в 1111 году и был вторым по старшинству сыном князя Юрия Долгорукого и его жены половецкой княжны, во святом крещении Марии, дочери половецкого хана Аэпы Асеневича. Имя Юрия Долгорукого более всего известно в русской истории в связи с основанием Москвы – тогда ещё небольшого городка-крепости на западных рубежах  Ростово-Суздальской земли. Этот северный край был дан в управление Юрию его отцом князем Владимиром Мономахом. Столицей области был Суздаль, где и располагался княжеский двор. Здесь вырос и возмужал князь Андрей.

От своего знаменитого деда Владимира Мономаха князь Андрей унаследовал многие черты характера: мужество, благородство, великодушие к врагам, цельность натуры и упорство в достижении задуманного. Как и Владимир Мономах, князь Андрей обладал пытливым философским умом, любил читать Священное Писание, заниматься богомыслием. С детства он привык простаивать длинные церковные службы, весь годовой богослужебный круг  знал наизусть. В летописи можно найти такую его характеристику:  «Благоверный и христолюбивый князь Андрей от млады версты Христа возлюби и Всепречистую Матерь Его, смысл бо очистив и ум, яко палату красну, душу украсив всеми добрыми нравы…не омрачи бо ума своего пиянством». За своё благочестие и получил он наименование Боголюбский.

Доблесть полководца и личное мужество князь Андрей неоднократно проявлял, участвуя в многочисленных походах отца. Особенно в этом отношении показателен подвиг князя Андрея около города Луцка в 1150 году, когда в битве князь Андрей громил передние ряды противника, у него сломалось копьё, было пробито пикой седло, и лишь горячая молитва к великомученику Феодору Стратилату, чья память совершалась в тот день   (21 февраля по н.ст.), спасла князя от копья немецкого наёмника.

Князь Андрей не раз в сражениях был близок к смерти, но Промысел Божий хранил его. Вместе с горячим мужеством и бесстрашием князь обладал и редким в то суровое время миротворческим даром, сочетая в себе воинскую доблесть со смирением и милосердием.

Князь Андрей прославился также государственным умом, созидательной кропотливой деятельностью по строительству новых городов. Отец его, Юрий Долгорукий, только намечал, где основать тот или иной город. И Переславль-Залесский, и Юрьев-Польской (1152г.), и Дмитров (1154г.), и Москва (1147г.) крепли именно благодаря таланту, труду и воле деятельного и мудрого князя Андрея. В результате этой плодотворной работы северо-восток Руси к середине XII века превратился в богатый, процветающий, многолюдный край, который смог себя противопоставить в политическом отношении раздробленному, раздираемому княжескими междоусобицами, страдавшему от постоянных набегов кочевников, Киеву. По достижении совершеннолетия княжеским сыновьям давался обычно город для управления. Андрей получил от отца Владимир, в ту пору незначительный город, населённый ремесленниками, купцами,  «мизинными» людьми.

Ещё в юности  (по некоторым историческим данным) князь Андрей, достигнув совершеннолетия, предпринял путешествие к святыням Востока. Был в Иерусалиме и Константинополе, где прожил несколько лет, изучая быт и нравы народов Византийской империи. Греческие цари приходились ему родственниками, т.к. по линии своего деда, Владимира Мономаха, рождённого от греческой царевны Ирины, он был праправнуком византийского императора Константина Мономаха. Именно тогда, во время пребывания в Византии, у князя Андрея зародилась мысль о создании такого же цельного православного государства с самодержцем во главе на территории раздробленных  и разобщённых на тот момент русских земель.

Намного глубже и дальше современников видел князь своим проницательным умом. Он понимал, что за княжескими усобицами в борьбе за киевский престол и лучшие города, за братоубийствами и клятвопреступлениями стоит великая угроза и опасность для Руси. В Киеве великокняжеская власть была сильно ограничена влиятельным и изменчивым городским вечем. Слишком была своевольна родовитая киевская дружина, да и южная граница с неспокойной половецкой степью лежала рядом, поэтому для осуществления замыслов князя Андрея нужна была новая столица. Промыслом Божиим был указан град Владимир.

К концу 1170 года князь Андрей Боголюбский  сумел добиться объединения Русской земли под своей властью. Признанный всеми старшим князем, войска которого взяли Киев, Андрей, однако, не пожелал сесть на его золотом престоле. Он перевёл сюда брата своего Глеба из Переяславля, а сам остался жить в далёком и мало ещё известном Владимире на Клязьме.

Князь Андрей Юрьевич, как умный и дальновидный политик, почти не выезжая из своего Боголюбова, сумел в короткое время своего княжения осуществить идею самодержавия. Князья киевские, смоленские, черниговские, рязанские и муромские, даже волынские князья, а в конце концов и вольный  «господин Новгород», ходили по его великокняжеской воле.

С необычайной энергией, рядом мудрых и решительных мер Великий Князь Владимирский достиг своей цели. Князь твёрдо верил, что только при единодержавии возможно достижение благоденствия народа, что только таковое – монархическое управление может привести страну к расширению и процветанию.

Идея самодержавия со смертью вдохновителя её не умерла. Через сравнительно недолгий период времени она проявилась в полной силе в собирателях Русской земли, в московских князьях и царях.

 

 Из журнала  «Русский дом», 2011, №6