Великий Пяток

О предательстве Иуды и о страстях Господа нашего Иисуса Христа.

 
Иудино целование
 В великий пяток.

Вижу церковь мрачною, угрюмо выражающею предательство со стороны своего родного сына. Ужасное дело: и заготовлено убийство, и страдалец – небесный Судия живых и мертвых. Но ужаснее всего: вдруг враг и злоумышленник – недавний ученик и последователь, разом (стала) зверем овца, апостол – отступником от света, раб несогласный – продавцом Владыки; это – (считающийся) двенадцатым после одиннадцати учеников. И почему не назвать мне имени, чтобы не навлекать бесчестия на всех апостолов укрывательством виновника? «Тогда один из двенадцати… пошел» («Шед един от обоюнадесяте»). Кто? «Называемый Иуда» («Глаголемый Иуда») (Мф. 26:14). И еще, чтобы невинный не скрывал виновного (так как мы находим между апостолами другого, названного тем же именем): «Иуда Искариотский, – говорится, – один из двенадцати… пошел» («един шед от обоюнадесяте»). И не один: у него был с собою помощником диавол. Отправившись к архиереям, он сказал: «что вы дадите мне, и я вам предам Его?» («что хощете ми дати, и аз вам предам его») (Мф. 26:15). Скажи мне теперь, Иуда, предлагающий продать Владыку мира и своего учителя, – во что ты ценишь достоинство ученика? Что вынуждает тебя отправиться на предательство своего царя? В чем ты увидел предпочтение тебе остальных соучеников, что задумал это беззаконное дело? Ведь ты знаешь голос Владыки, бывший к тебе и одиннадцати апостолам: "кто хочет в вас быть первым, будь из всех последним и всем слугою» («аще кто хощет быти старей, да будет всех менший, и всем слуга») (Мк. 9:35). Разве не сказал Он наперед этого, чтобы остановить твой замысел? И Он поощрил тебя служением в числе первых, чтобы ты, как последний, подверженный недостойной болезни, не изготовил своего коварства. Если бы ты не был жаден к деньгам, когда дарил иудеям предательство, то можно было подумать, что ты, перенесши что-нибудь неправое, ушел для мщения за несправедливость. Но слова твои: «что вы дадите мне, и я вам предам Его?» («что хощете ми дати, и аз вам предам его»), ясно обнаруживают тебя в твоей коварности.

«Они предложили ему тридцать сребренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его» («Они же поставиша ему тридесять сребреник: и оттоле искаше удобна времене, да его предаст») (Мф. 26:15–16). Что ты делаешь, Иуда: согласился в тридцати сребрениках за драгоценную жемчужину? Исчисли сначала звезды, которые создал Он только словом, и тогда подумай предать словом Слово.

«Искал удобного случая предать Его» («Искаше удобна времене, да его предаст»). Он создал времена и веки, и против Него он искал времени, удобного для своего предательства!

«Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» («Вечеру же бывшу возлежаше со обеманадесяте ученикома. И ядущым им рече: аминь, аминь глаголю вам, ...един от вас предаст мя») (Мф. 26:20–21). «Он пошел против Меня и вас, и чему научился, того не мог сохранить».

«Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?» («И скорбяще зело начаша глаголати ему... кийждо их: еда аз есмь, Господи») (Мф. 26:22). Сказанным Он всех побудил к точному исследованию своей совести, у кого сокрытое в сердце (было) чисто. Иисус в ответ сказал: «Зачем вам всем оклеветывать себя предприятием предателя? «Опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня» («Омочивый со мною в солило руку, той мя предаст») (Мф. 26:23). Невольно он указывает на себя, раньше дела говорит, хотя и не желает; имя его сохранится Мною до тех пор, пока он выскажет вам свой замысел против Меня».

«При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал» («Отвещав же Иуда предаяй сего, рече: еда аз есмь, равви? Глагола ему: ты рекл еси») (Мф. 26:25). «Ты оправдал одиннадцать, показав их невинными в совершаемом тобою. Прими и другое осуждение за то, что думаешь делать по сребролюбию».

«И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: приимите, пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» («Ядущым же им, прием Иисус хлеб, и благословив преломи, и даяше учеником своим, и рече: приимите, ядите: сие есть тело мое. И прием чашу... хвалу воздав, даде глаголя: пийте от нея вси: сия бо есть кровь моя, новаго завета, яже за многия изливаемая во оставление грехов») (Мф.26:26–28).

"Приимите, пейте из нее все» («пийте от нея вси»). «И ты, – говорит, – предатель, будь участником в вечной жизни; и если останешься в ней, то прощается тебе твой договор с иудеями; а если ты не уничтожишь в себе своего желания, то всегда сознавай, сколь человеколюбивого Владыку ты продаешь». Но он, не воспользовавшись милосердием Владычним, уйдя к иудеям, торопился привести в исполнение свое намерение. «И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его» («И... се Иуда един от обоюнадесяте прииде, и с ним народ мног со оружием и дреколми, от архиерей и старец людских. Предаяй же его, даде им знамение глаголя: егоже аще лобжу, той есть: имите его») (Мф. 26:47–48). «Обращайте внимание на мои губы; иначе Слово не может быть предано».

«И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его» («И абие приступль ко Иисусови рече ему: радуйся равви: и облобыза его») (Мф. 26:49). О, поцелуй! Уничтожение мира во вселенной, или, по правде скорее сказать, прекращение мировой войны, хотя ты, Иуда, дерзнул на предательство, не стремясь к этой цели! «Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел?»(«Иисус же рече ему: друже, на сие ли пришел еси ") (Мф. 26:50). – Ты дал Мне целование; исполни свой договор с предстоящими».

«Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его» («Тогда приступльше возложиша руце на Иисуса, и яша его») (Мф. 26:50). Отошел предатель чуждым от апостолов, и начальник жизни приведен к иудеям на смерть; приготовлен крест, и гроб созидается для жизни; мертвые восстают, и в ад отправляется Иуда; распинается Спаситель с разбойниками, и всех зовет в рай. Ему слава и держава во веки веков.


(Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. Издание СПб. Духовной Академии, 1904. Том 10, Книга 2, О предательстве Иуды и о страстях Господа нашего Иисуса Христа. В великий пяток, с. 828-830.)