Воскресение Христово.

Воскресение Христово (Пасха).

Глаголева О.В.

Самый главный иудейский праздник – Пасха – начинался 14 нисана (конец марта – начало апреля) вечером и в тот год приходился на пятницу. Как писал святой Амвросий Медиоланский,  «слово  «Пасха» означает  «прехождение». Назван же так сей праздник в Ветхозаветной Церкви – в воспоминание исхода сынов израилевых из Египта и вместе с тем избавления их от рабства. В Церкви Новозаветной – в знамение того, что Сам Сын Божий, через воскресение из мертвых, перешёл от мира сего к Отцу Небесному, от земли на Небо, освободив и нас от вечной смерти…».

В среду первосвященники, иудейские старейшины и другие члены синедриона, дрожа за свою власть над народом и связанные с нею выгоды, собрались на совещание в доме первосвященника Каиафы. Их волновал один вопрос: как и каким способом убить ненавистного Назарянина, не возбуждая народ?

Совещание прервал внезапно появившийся Иуда Искариотский – один из учеников Иисуса. Он предложил предать в их руки Богочеловека. На его вопрос: «Что дадите мне?» - последовал ответ: «Тридцать сребреников». Эта сумма вполне устроила предателя.

В четверг утром Иисус Христос повелел апостолам Петру и Иоанну пойти в Иерусалим и приготовить всё требуемое  для празднования Пасхи. Он сказал, что они встретят там человека, несущего кувшин воды и который приведёт их к хозяину дома на горе Сион, тайному почитателю Богочеловека. Пётр и Иоанн должны передать ему слова Иисуса:  «Учитель говорит: … у тебя совершу  Пасху с учениками Моими» (Мф.26,18) – тогда хозяин дома предоставит им свободную горницу. Всё случилось именно так, как и предсказал Господь.

Вечером, незаметно для всех, тайно Иисус с учениками пришёл в Иерусалим. В Сионской горнице и произошла последняя в земной жизни Господа пасхальная вечеря.

Как только они расположились для трапезы, Иисус возмутился духом – при предателе не должно устанавливать великое Таинство Причащения и давать ученикам прощальные наставления. Как последний шанс к раскаянию Иуды, Господь громко произносит:  «Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня».

Эти слова Учителя вызвали смятение среди учеников. Переглядываясь, они задают один и тот же вопрос: «Не я ли, Господи?» Задал вопрос и предатель, и Господь тихо ответил ему:  «Ты сказал». (Это обычная тогда форма утвердительного ответа, равносильная словам: «Да, это ты»). Иоанн Богослов спросил прямо:  «Господи, кто это? Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошел в него сатана» (Ин.13,25-27).  «Иуда, приняв кусок, тотчас вышел» (Ин.13, 30).

Тогда  «Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздав ученикам, сказал: примите, ядите: сие есть Тело Мое. И взяв чашу… подал им и сказал: пийте от нея вси, сие бо есть Кровь Моя Нового Завета, за многие изливаемая во оставление грехов» (Мф.26,21-28). Так Господь установил Таинство Святого Причащения – по-гречески, Евхаристию, или по-русски, Благодарение. Таинство Евхаристии – реальное и действительное соединение с Иисусом Христом – с тех пор каждый день совершается в Православной Церкви.

После того, как апостолы причастились, Иисус Христос начал Свою прощальную беседу с учениками:  «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин.13,34); «Я есть путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин.14,6); «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня. А кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюся ему Сам» (Ин.14,21). Эти заповеди Спасителя стали впоследствии основным правилом жизни земной Церкви.

Прощальный пасхальный вечер подошёл к концу. Была уже глубокая ночь, когда когда Иисус с апостолами вышли из дома и направились в любимый Господом Гефсиманский сад, где прежде бывали не раз (зная это, Иуда приведёт стражу именно сюда). По дороге Учитель с горечью говорит ученикам: «Все вы предадите Меня в эту ночь» - те горячо возражают…

Войдя в сад, Иисус направился в уединённое место и стал молиться:  «Отче! О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет». И хотя «явился … Ему Ангел с небес и укреплял Его», молитва эта была столь напряжённой, что  «был пот Его, как капли крови…» (Лк.22,43-44).

В это время в саду появились Иуда и некоторые члены синедриона со слугами и стражами храма. «Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его», - даёт им знак предатель. Подойдя к Господу и приветствуя Его: «Радуйся, Равви!», - Иуда целует Иисуса, Который кротко вопрошает: «Целованием ли предаешь Сына Человеческого?» и обращается к страже:  «Кого ищете?» - «Иисуса Назорея», - отвечают те. «Это Я», - говорит Христос и добровольно даёт связать Себя (Ин.18,4-6). Ученики же, как и предсказывал совсем недавно Господь, в страхе разбежались…

Христа привели к дому первосвященника Каиафы, где, несмотря на глубокую ночь, собрались почти все члены синедриона. Обвинив Иисуса в богохульстве, они выносят предварительный приговор: «Он заслуживает смерти». Иисуса отводят во двор, где стражники стали издеваться над Ним, плевать на Него, бить по лицу… Богочеловек переносит всё кротко и безропотно.

Едва забрезжил рассвет, синедрион собрался уже в полном составе. Признание Иисуса Себя Сыном Божиим расценивается как богохульство – Ему выносят смертный приговор. Чтобы утвердить и привести это решение в действие, необходимо было получить разрешение римского прокуратора (т.е. правителя). В его резиденцию и направилась многочисленная делегация со связанным Иисусом Христом.

Представ перед Пилатом, старейшины и архиереи обвинили Иисуса в том, «что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места (Лк.23,5), запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем. Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь» (Лк.23,2-3), и больше не прибавил ни слова.

Пилат, поняв, что синедрион предал Иисуса из зависти, заявляет, что не находит никакой Его вины. Такой исход дела совсем не устраивает синедрион. Тогда Пилат предлагает наказать,  а затем отпустить Иисуса, ибо «на праздник Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели» (Мф.27,15). Обращаясь к собравшемуся по этому случаю многочисленному народу и надеясь найти в нём сочувствие к Тому, всё  «преступление» Которого состояло в наименовании Себя Царем Иудейским, Пилат спрашивает:  «Кого хотите, чтоб я отпустил вам: Варавву (разбойника и убийцу) или Иисуса?» Подстрекаемые вождями, иудеи делают свой выбор: «Варавву». Второй его вопрос: «Что же мне делать с Иисусом?» - тонет в рёве толпы: «Распни, распни Его!»

Пытаясь одновременно спасти Иисуса от смерти и утихомирить кровожадную толпу, Пилат приказывает подвергнуть Его бичеванию (по Закону подвергнувшийся бичеванию освобождался от смерти). Римские воины раздели Христа, привязали к столбу и стали жестоко избивать. Но на этом римляне не успокоились – они решили  «нарядить» Иисуса  «царём»: на Его голову возлагают сплетённый из терновника венец, дают в руки трость как скипетр, надевают красный военный плащ как багряницу (царскую одежду), и, издеваясь, кричат: «Радуйся, Царь Иудейский!» Они плюют на Него, бьют тростью по голове, чтобы колючки тернового венца сильнее ранили Его! Измученный и избитый, с кровавыми потёками, заливавшими глаза и сочившимися по истерзанной спине, Иисус кротко переносит всё, не проронив ни слова…

Пилат приказывает вывести Христа к народу, надеясь, что ужасный вид невинного Страдальца пробудит жалость, и иудеи не будут настаивать на смертной казни. Но из толпы снова и снова с какой-то особой яростью раздаются крики:  «Распни, распни Его!»

Тогда Пилат по иудейскому обычаю умыл руки в знак того, что снимает с себя ответственность за казнь Богочеловека. Римский прокуратор утверждает приговор синедриона и отпускает Варавву.

Истязатели Иисуса надевают на Него прежнюю одежду и ведут  к месту казни преступников – гору Голгофу. Как было принято, осуждённые на смерть через распятие сами несли крест к месту казни. Не стал исключением и истерзанный Иисус. Орудие смерти слишком тяжело для измученного Христа, Он несколько раз падает под его тяжестью…

Вслед за Господом к Голгофе идёт великое множество народа. Идут не только Его враги. В пёстрой толпе можно видеть скорбные лица Его Матери, учеников, плачущих женщин, пришедших с Иисусом из Галилеи, многих сострадавших Ему…

«Был час третий «(Мк.15,25) (соответствует нашему девятому часу), когда Иисуса Христа – Сына Божия – распяли! Над Его головой по приказанию Пилата прибили дощечку с указанием  «вины» на трёх языках – арамейском, греческом, латинском: «Иисус Назорей, Царь Иудейский». В момент распятия Спасителя в небе померкло солнце, и была по всей земле тьма – природа не вынесла этого ужасного зрелища людской злобы и ненависти.

Собравшаяся на Голгофе толпа всё ещё неистовствует:  «Других спасал, а Себя Самого не может спасти! Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него» (Мф.27,42). А Иисус молится:  «Отче! Прости им. Они не понимают, что делают!» (Лк.23,34).

Неподалёку стоят Его Мать и любимый ученик Иоанн. Невозможно словами описать скорбь Божией Матери, видевшей нестерпимые страдания Своего Сына. В этот ужасный час сбылось пророчество Богоприимца Симеона, сказанное тридцать три года назад:  «И Тебе Самой  оружие пройдет душу…». С последним наказом обращается Сын Божий к Матери:  «Вот сын Твой!» и к Иоанну:  «Вот Матерь твоя!»

Около трёх часов пополудни, претерпевая тяжкие мучения, Господь громко возопил:  «Или, Или! лама савахфани ? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф.27,46). Со словами: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» Богочеловек окончил Свою земную жизнь…

В этот миг весь мир как будто содрогнулся: «земля потряслась», камни рассыпались, а из разверзшейся земли восстали усопшие праведники и явились многим в Иерусалиме. Стоявшие на Голгофе в страхе бежали…

За час или два до захода солнца тайные христиане Иосиф Аримафейский и Никодим, испросив разрешения у Пилата, сняли с креста тело Иисуса Христа. Они умастили его благовонными маслами, обвили чистой плащаницей (погребальным полотном) и положили в высеченной в скале погребальной пещере. Вход в неё они завалили камнем.

В ночь на воскресение силой Своего Божества Спаситель воскрес из мертвых. Человеческое тело Его преобразилось, сделавшись нетленным и одухотворенным. Такое Чудо было подвластно только Всемогущему Богу! В этот миг  «сделалось сильное землетрясение». С неба явился Ангел Господень и отвалил от пещеры камень,  «вид его был как молния, и одежда его бела как снег» (Мф.28,2-3). Римские воины, сторожившие вход в пещеру, от страха разбежались…

Было ещё совсем темно, когда к гробу Учителя поспешили преданные Его последовательницы – галилейские женщины. Они хотели теперь уже безо всякой спешки, как подобает, помазать благовониями – миро - тело любимого Учителя и тем воздать Ему последние почести. Потому и называют их с тех пор: жены-мироносицы.

И вот перед ними пещера. Камня нет – вход открыт. Со страхом и трепетом мироносицы входят в неё. Их взору предстаёт Ангел в белоснежной одежде, сидящий на гробе Спасителя. Мироносиц объял ужас, но Ангел сказал им:  «Не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь… - Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите…» (Мф.28,7). Женщины  «со страхом и радостью великой побежали возвестить « обо всём увиденном ученикам Иисуса.

Из книги: Глаголева О. Святые дни. М., 2009.