К преподобному Александру Свирскому

( Впечатления паломницы).

 

 Богомолье… Вспоминается Иван Шмелёв с его повестью  «Богомолье», когда люди пешком, преодолевая большие расстояния, шли поклониться святыням, помолиться с надеждой и упованием на Божие заступничество, милосердие и прощение…

Теперь другие времена, и на богомолье мы ехали в удобном микроавтобусе по асфальтовому шоссе. За окном быстро менялись картины одна за другой, пока полосу дороги не обступили с обеих сторон сосны, не рассыпался под ними  «калейдоскоп» мхов и лишайников. Мы приближались к цели: Свято-Троицкому Александро-Свирскому мужскому монастырю.

Более 500 лет назад это место в глухих лесах на берегу озера Рощинского облюбовал для своих уединённых молитв великий подвижник и тайнозритель Святой Троицы преподобный Александр Свирский. Но недолго его усердные молитвы возносились ко Господу в уединении: Всевышнему угодно было, чтобы сей праведник послужил людям с такой же любовью, с какой он служил Богу. По благословению Святой Троицы, которая явилась святому в виде Трёх Мужей в сверкающих белых одеждах, им был возведён собор в честь Святой Троицы на месте, указанном Ангелом Божиим. В последствии на берегу Рощинского озера преподобный основал Свято-Троицкий монастырь, состоящий из двух частей: Троицкой и Преображенской, каждая со своим неповторимым ансамблем. Здесь проходили свой иноческий подвиг многие русские монахи, в том числе будущий знаменитый святитель Игнатий Брянчанинов.

Чудесная святыня находится в Преображенской части обители: мощи преподобного Александра Свирского, которые за 470 с лишком лет практически не тронуло тление. Для нас они являют  «тайну преображения»…

С замиранием сердца подъезжали мы к месту, цели нашего путешествия. То немногое, что удалось прочесть перед отъездом об этом монастыре и его основателе, не давало полного представления о том, что нам предстояло увидеть и что нас ожидало здесь.

На землю почти спустилась северная ночь, когда мы  «выгрузились» из нашего автобуса и при тусклом свете нескольких уличных фонарей стали искать корпус гостиницы. Кстати сказать, она выглядела как северное подворье – с деревянным широким крыльцом и деревянным тротуаром на подходе. В гостинице  довольно уютно, и всё время нашего пребывания здесь оставалось приятным.

Утром мы поспешили в Преображенский храм на молитву, которая там начинается в 6 часов. На улице было ещё темно, и нам пришлось идти почти наощупь. Вдали горели два фонарика, как оказалось, над входом в монастырь. В окнах храма был свет, на него мы и пошли. Вокруг нас разливались удивительные  тишина и покой, которые обволакивали всё. Только сильное биение собственного сердца нарушало эту тишину, да шарканье наших ног.

С трепетом переступили порог храма Преображения Господня. Здесь было всё просто, строго – ничего лишнего, и уютно. Для братии монастыря – это ежедневные общие утренние молитвы. А мы, слушая акафист Божией Матери, стоя на коленях во время чтения молитвы  ко Пресвятой Деве, окунулись во что-то большое и светлое, отчего наворачивались слёзы на глаза. И мы ждали: вот сейчас, сейчас… вместе с монахами пойдём в придел, где покоится тот, который вместил в себя невместимое, который своим житием и своей смертью  «загадал» столько загадок, что их разгадывают не одну сотню лет, - но человеческому разуму оказалось это не под силу.

Не помню, как зашли в придел (молельщиков в тот будний день было мало – почти мы одни), как начали читать акафист преподобному, но когда встали на колени перед ракой с мощами святого – опять глаза застилали слёзы. Основатель сей святой обители  и первый её игумен преподобный Александр Свирский незримо присутствовал здесь, заглядывал в душу каждого молящегося, и от этого духовного прикосновения  слёзы подступали к горлу. Наша бессмертная душа, поникшая долу от грехов наших, скорбела и плакала, прося прощения и заступничества.

Рака со святыми мощами была открыта, и мы с благоговением, трепетом и … страхом подходили к ней. Мы лобызали стопы ног и припадали к руке преподобного и богоносного отца, которые могли принадлежать человеку, недавно преставившемуся ко Господу. Вот она,  «тайна преображения», и постичь её невозможно живущему на земле! Помазание ароматным миром у раки святого. Преподобный отец наш Александр Свирский  благословлял нас. За одним этим благословением  весь путь, который мы проделали на машине, стоило, как в прежние времена, пройти пешком! Это было прикосновение к Божественному – оттого трепетала и плакала душа. Великий молитвенник, он продолжает молиться пред Господом за всех, кто с мольбой и надеждой обращается к нему.

После Божественной литургии в Преображенском храме, на которой многие из нас причастились Святых Христовых Тайн, мы прошли по территории монастыря, чтобы коснуться других святынь этого воистину святого, избранного Богом, места. Не зря его называют  «Северной Лаврой».

На том месте, где преподобному Александру Свирскому явилась Святая Троица, возведена часовня. Заботливые насельники монастыря регулярно подсыпают в часовню чистый песок, который, полежав на святом месте, приобретает благодатные свойства. Каждый желающий увозит с собой горсточку песка как святыню.

На территории Преображенской части монастыря идеальный порядок. Храм, часовня, колокольня, жилые помещения и другие постройки – всё отремонтировано и в свете пасмурного  осеннего дня сияет белизной. У каждого (!) окна цветут в ящиках одинаковые красные герани; зелёные аккуратно  подстриженные газоны словно вымерены по линейке, а вдоль центральной вымощенной дорожки на постаментах возвышаются вазоны с цветами. И это север! У стен с внешней стороны зданий при входе в монастырь высажены замечательные бархатцы. Видно, что братия монастыря со всей тщательностью готовилась к празднику 500-летия обители, который отмечался 30 июня 2010 года, в день второго обретения святых мощей преподобного Александра Свирского.

Удивительный вид открывается на Рощинское озеро с недавно построенной смотровой площадки у Преображенского собора. Сам монастырь расположен на высоком озёрном берегу. Справа, на таком же высоком берегу,  «прилепилась» деревенька. Издали не видно в ней движения: она как будто дремлет, и только дым из труб выдаёт в ней жизнь. Левый низкий берег покрыт хвойными деревьями, которые вежливо пропустили к озеру несколько лиственных сестричек уже в осеннем наряде, и те, разбежавшись по берегу, едва успели остановиться у самой воды. Озеро можно обойти со стороны деревеньки по тропинке и попасть на противоположный берег, на котором как игрушечка  стоит храм-часовня в честь Целителя Пантелеимона.

В книжной лавке монастыря, при нашем неоднократном её посещении, каждый из нас приобрёл для себя что-то важное, рассказывающее об этой благодатной земле, об основателе обители, о его земном подвиге, о чудесах, которые происходили с его мощами вне монастыря и здесь, в обители. В лавке же покупались и свечи.

За стенами Преображенской части монастыря, недалеко от входа, возведена ещё одна часовня – над колодцем, выкопанным преподобным Александром Свирским на месте посещения его Божией Матерью. В XIX веке колодец был разрушен, в XX-м на этом месте хранили горючее, и им пропиталась вся земля. Колодец восстанавливать не стали, а в часовню подвели воду из артезианской скважины. Вода эта освящается  во время звона колоколов, проходя через колокольню как водонапорную башню, и непосредственно у колодца. Мы с удовольствием попили здесь воды – она нам показалась очень вкусной.

Троицкая часть монастыря совсем недавно была передана обители. На её территории  последнее время  располагалась психиатрическая больница. Дух запустения исходил от жилых корпусов, до недавнего времени он царил вокруг. Троицкий храм в удивительно короткое время приведён в надлежащий вид:  сверкал новыми красками обновлённый иконостас, всё подчищено, выбелено, только пока ещё пахло сыростью. Здесь, в Троицком соборе происходит  чудо обновления, которое нам довелось видеть собственными глазами: фрески храма  стали сами собой обновляться, приобретая более яркий небесный цвет, хотя ничья человеческая рука не касалась их. Святые, изображённые на фресках, будто живые, смотрят на вас.

Недалеко от храма, в келии преподобного Александра (она находится под Троицкой колокольней), святому не раз являлась Божия Матерь. Когда мы вошли в эту келию, едва разместившись, невольно возник вопрос: а что же здесь пребывало, душа или тело? Однажды сказав своим благочестивым родителям: «Пища не приближает нас к Богу», - преподобный уже до конца  своей земной жизни не заботился о теле, но приближался к Богу в делах и молитвах.

Незадолго до своей кончины, время которой он знал, преподобный Александр Свирский решил воздвигнуть храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Ночью во время молитвы преподобного Матерь Божия явилась на основании Покровской церкви – на месте будущего алтаря сидя на Престоле с Предвечным Младенцем на руках, окружённая множеством Небесных Сил. Она обещала быть небесной покровительницей обители и во всём помогать монахам и после кончины угодника Божия. Не помощь ли Владычицы Небесной проявляется и ныне здесь, в Троицком храме? Вот оно, заступничество, вот оно, величие  Славы Божией! И, конечно, каждодневный тяжёлый труд насельников монастыря и всех, кто помогает им, и святые молитвы подвижников, коими  полна была эта святая земля.

Мы надеемся, что в Троицком храме скоро возобновится служба, а пока нам пели  «трио» монахов из праздничного хора. И оттого, что сердце оказалось неспособно вместить всего, что  открылось здесь, в святой обители, от ощущения собственного недостоинства и бессилия снова начали литься слёзы. Стояли  и тихо взывали с мольбою: «Заступница Усердная рода христианского, моли Бога о нас!»

Ещё в первый день пребывания у преподобного успели засветло съездить в Покрово-Тервенический женский монастырь, который начал строиться   «с нуля» в 1991 году. Раньше на этом месте стояла только приходская церковь Покрова Пресвятой Богородицы, ныне заново отремонтированная. Выстроен трапезный храм: верхний – в честь Успения Пресвятой Богородицы, а нижняя пещерная церковь – во имя Киево-Печерских святых. Весь ансамбль монастыря находится на высоком берегу озера. Внизу, на святом источнике, построена часовня, а у самого озера – купальня, но купаться  в тот день никто из нас не отважился. Настоятелем этой обители – игумен Свято-Троицкого Александро-Свирского  монастыря отец Лукиан (Куценко). Мы приложились к иконам, побывали в книжной лавке, запаслись святой водой и вернулись в гостиницу в деревню Старая Слобода  (пос. Свирское).

На вечернее богослужение в Преображенский собор мы не успели, но у раки мощей преподобного Александра опять помолились. И снова ощутили нечто непостижимое, что исходило от мощей святого, заставляло волноваться и трепетать. Ещё раз зашли в книжную лавку и долго любовались Рощинским озером, на которое опускались сумерки. А как играли лучи заходящего солнца на позолоченных крестах Троицкого собора и скатах крыш – солнце ликовало!

Нужно было готовиться к обратной дороге, а ещё хотелось завтра постоять на братской утренней молитве в храме, послушать акафист у нетленных мощей преподобного,  приложиться к ним  в последний раз, прося у святого благословения на обратный путь. Всё это Господь сподобил нас сделать на следующий день перед отъездом. Только не удалось побыть на литургии, как нам этого ни хотелось.

Наши взоры в последний раз устремились к Свято-Троицкому Александро-Свирскому монастырю, незримым игуменом и хранителем коего  до сих пор пребывает  преподобный и богоносный  отец Александр Свирский, всея России чудотворец. Осеняя себя крестным знаменем, шептали молитву: «Преподобне  отче наш Александре, моли Бога о нас!..»

Но оказалось, что на этом наше паломничество не закончилось. На обратном пути Господь сподобил нас посетить  Введено-Оятский  женский монастырь. Он расположен  на берегу реки Оять, недалеко от её впадения в реку Свирь. Присвирье – так называют эти места. Ранее монастырь был мужским  и имел ещё одно название – Островской. На противоположном берегу Ояти, напротив монастыря, в селе Мандеры летом 1448 года у благочестивых супругов Стефана и Вассы родился сын, которого нарекли Амосом. Это и был будущий преподобный Александр Свирский. Житие святого написано его учеником Иродионом, который видел праведную жизнь своего учителя и хорошо знал его.

Благочестивые родители преподобного  впоследствии приняли монашество с именами Сергий и Варвара. Они покоятся сейчас под спудом часовни в Ведено-Оятском женском монастыре. Мы помолились перед иконами Введенского храма, поклонились праху  родителей преподобного, побывали на святом источнике с довольно солёной водой, некоторые из нас даже и окунулись. Как и везде при посещении святых мест этого северного края, мы не увидели здесь особой пышности: всё чисто, благопристойно. Но сердца и души наши получили такой мощный духовный заряд, что он просто не вмещался в нас. С чувством некоей растревоженности, переосмысления жизни мы возвращались домой в Ярославль.

 

Т. В. Б –ва, сентябрь 2010 г.

 

Литература  для желающих узнать о преп. Александре Свирском:

Жития святых, изложенные по руководству Четьих-Миней святителя Димитрия Ростовского, месяц август, день тридцатый. М.,2004.

Святой преподобный Александр Свирский. М.,2006.

Тайны и загадки мощей чудотворца Александра Свирского. М.,2006.